papa_som: (Default)
Читать этот диалог Платона сначала было трудно, т.к. понимание любви у Сократа достаточно своеобразное и оценивает он её, в основном, с точки зрения отношений мужчины и мальчика. Хотя, с философской точки зрения, это даже хорошо, ибо заставило меня, "седеющего натурала" (как говорит дружище Ше), научиться размышлять о категориях и понятиях без применения их к конкретике человеческих отношений.
Диалог с самого начала удивляет. Так, к примеру, Платон видит в человеке два начала - врождённое и приобретённое, от их противоречия, либо согласованности, зависит характер человека. И чего тогда открыл Фрейд? А когда читаешь такие слова: "Человек - раб наслаждения, он делает своего любимца таким, каким он  ему будет более приятен", то начинаешь задумываться, а не украл ли Стендаль основы своей теории кристаллизации у древнего грека?

Любовь, у Платона, неотделима от души. Что касается души, то надо видимо быть Сократом или хотя бы древнегреческим философом, чтобы понять доказательство её бессмертия, но сама мысль про перемещение душ в занебесную область; про отрастание крыльев, которые помогают туда попасть; про то, почему крылья ломаются и душа опять падает на Землю, вселяясь в другого человека; какова очерёдность вселения (более праведные души вселяются в поклонников красоты и мудрости) и т.д. и т.п. очень красива и интересна, хотя и чувствуется в ней (мысли) что-то более раннее и придуманное ещё до Платона. В различного рода классификациях явно прослеживается то значение, которое придают философии Платон и Сократ. Так, к примеру, душа обычного человека, может стать окрылённой только через 10 000 лет,  любителя красоты и мудрости - через 3 000 лет, истинного философа - через 1 000 лет. Занебесная область зрима лишь для ума философов и только на неё направлено истинное знание.
В вопросах непосредственно любви и влюблённости Платон, для начала, пытается объяснить, почему влюблённые никого не замечают вокруг. Я не знаю, что по этому поводу говорит современная наука, но я хочу верить Сократу, который говорит, что когда кто-нибудь видит земную красоту, его душа припоминает красоту истинную, видимую ею, в своё время, в занебесной области. В этот момент душа начинает окрыляться и пытаться взлететь, но, т.к. крылья ещё маленькие и у неё мало сил, то она, наподобие птенца, сидящего в гнезде, смотрит только вверх и поэтому ничего земного вокруг не видит. 
Эта же теория объясняет и откуда мы знаем, что такое красота вообще. Почему, глядя на человека (произведение искусства или пейзаж), мы понимаем как он красив? Всё очень просто - наша душа уже встречала истинную красоту там, в божественной высоте. Поэтому простое совокупление не может быть любовью, т.к. не испытывает благоговения перед красотой. Почему душа терзается от вида красоты и не находит себе покоя? Тоже объяснимо - у неё растут крылья, а рост крыльев, как и появление зубов у младенца, процесс болезненный. Великолепно написано!!!

Read more... )

papa_som: (Default)

Эта книги - ещё одна польза от поездки на Кипр (кроме моря, солнца и прекрасного отдыха). Мне всегда было интересно узнать что-то не только про местные достопримечательности, но и про культуру, философию или спорт. Для Кипра, в части философии, нет фигуры более выдающейся, чем Зенон Китийский, о котором я и прочитал главу у Лаэрция. Потом про Сократа, потом про Платона, потом про Аристотеля, потом про... Так всю её и прочитал.
Книга очень интересная, просто набита ссылками на первоисточники, изобилует малоизвестными фактами и высказываниями, отчего всему, что там написано, хочется верить...

Всё содержание разбито на большие разделы (их классификацию можно посмотреть в предисловии) и до Сократа является, по сути, сборником житейских мудростей и наблюдений за природой. Сократ был первым, кто открыл т.н. этическую часть философии и говорил о мудрости, благе, добродетели. Очень жаль, что глава про него весьма небольшая и содержит только изречения и ряд "жареных фактов из жизни философа (о двоеженстве и гомосексуализме). Одно мне понравилось: "Каждый точно знает сколько у него овец и не знает, сколько друзей. Кто из них в цене?"
Глава про Платона уже более насыщена, да оно и не удивительно - Диоген считает его величайшим из философов и на одно только перчисление "Он первый..." ему понадобилось целая страница текста.Если верить написанному, то не только платонические идеи стали основой христианской теологии, но даже сам факт рождения Платона ей соответствует, т.к. по преданию он родился в результте непорочного зачатия. Плюс, упоминание о том, что философ любил предаваться любви с мальчиками, объясняет почему данная книга была запрещена для прочтения у христиан.
Я как-то никогда незадумывался о том, а читал ли Сократ платоновские "Диалоги"? Лаэрций утверждает, что читал. Во всяком случае "Лисия", о котором есть его мнение, записанное одним из учеников. Интересна и классификация самих Диалогов, которые разделены на 10 групп. Человеческие характеристики Платона не всегда положительны - он, оказывается, был весьма не терпим к недругам и целенаправленно убирал их речи из диалогов, приписывал их слова другим, а иногда и перевирал смысл ими сказанного. Но всё это можно простить человеку, на могиле которого сограждане выбили следующие слова: "Если кому из людей достижима великая мудрость, то этому - более всех..." 


Read more... )
papa_som: (Default)
Кое-кому покажется, что давать оценку личности на основании только написанного о ней, неверно и сложно. У Кессиди, по моему скромному мнению, это получилось. Видимо, как для меня, так и для него, Сократ - личность выдающаяся, не мифическая и высокоморальная, поэтому книга читается легко и понятно. Наверняка, помогло и то, что кое-что из Платона и Аристотеля я уже читал (а "Воспоминания о Сократе" Ксенофонта сразу же купил) и, во всяком случае, даже то, что Феохарий Харлампиевич анализирует только "сократические" диалоги Платона, добавляет доверия к написанному. 

Сократ - первый философ, который поднял вопросы общих понятий нравственных и этических категорий и своей смертью эти понятия утвердил. Писать конспект этой книги бессмысленно, её надо читать. А ещё лучше читать первоисточники...

Из заключительной главы:
"Столкнувшись с относительным характером этических понятий, Сократ пытался найти нечто постоянное, нечто субстанциональное в нравственности. Выдвинув духовные ценности на первый план, Сократ считал их создание главной целью человеческой жизни. А поскольку, по мысли Сократа, духовные блага не передаются в готовом виде от одного лица к другому, но раскрываются и приобретаются в поиске, в исследовании самого себя и других, в "заботе о душе", постольку отказ от такого поиска равносилен отказу от жизни. По Сократу, диалог и диалектический (вопросно-ответный) метод определения понятий являются необходимыми условиями совместного поиска истины.

Область идеального, открытая Сократом, не выступила в его учении как самостоятельная сфера действительности. Однако в поисках всеобщего в нравственности Сократ делал упор на единстве, тождестве и родовой общности рассматриваемого многообразия этических явлений и оставлял в тени их видовые различия. Естественно, что от сократовских поисков "истины как таковой" один шаг до превращения понятий в самостоятельные сущности. Этот шаг был сделан Платоном.

Хотя попытки Сократа определить понятия, как правило, оканчивались неопределенностью вывода, для него общие понятия ("мужество вообще", "справедливость вообще" и т. п.), в каждом из которых выражается "существо вещи", не были пустыми звуками, т. е. условными, номинальными обозначениями для столь же условных явлений. Напротив, общие этические понятия были для него выражением всеобщего в нравственности, и его поиски этого «всеобщего» основывались на уверенности, что каждый человек неосознанно владеет «всеобщим», обладает тем общим и объективным началом, которое должно быть раскрыто в понятии, определении. В отстаивании этого тезиса Сократ усматривая выход из субъективизма и релятивизма софистов, согласно учению которых истин и добродетелей столько, сколько людей, и каждый по-своему прав.

Сократ провозгласил: добродетель есть знание. Но не всякое вообще знание, а лишь добра и зла, знание, которое ведет к правильным, добродетельным поступкам. На этом основании он пришел к выводу о том, что никто не зол по своей воле, а лишь по неведению. Этические парадоксы Сократа положили начало непрекращающейся и по сей день полемике об отношениях знания и добродетели, науки и нравственности.

С этическим интеллектуализмом Сократа связано индивидуалистическое решение им вопроса о нравственном совершенствовании. По Сократу, добродетель приобретается в результате самопознания, "заботы о душе", самосовершенствовании. Сократ был первым из мыслителей, кто сделал самопознание ("Познай самого себя") основной частью своего учения и руководящим принципом своей деятельности. Идея Сократа о самопознании, популярная в период античности, нередко становилась ведущей идеей на поворотных пунктах истории и существенно изменяла образ мысли людей.

Сократу, говорившему о невозможности окончательных знаний о чем-либо ("Я знаю, что ничего не знаю"), в равной степени было известно как то, что человек способен приобретать знания и умножать их, так и то, что знания и «искусство» ("техне") сами по себе великая сила. Однако он был уверен в том, что эта сила может быть использована и во благо, и во вред человеку. Согласно его учению, если человек не сделал главным вопросом своего бытия вопрос о самопознании, альтернативу добра и зла при сознательном предпочтении добра, всякие иные знания при всей их полезности не сделают человека счастливым. Более того, они могут сделать его несчастным. Неудивительно поэтому, что учение Сократа о самопознании находится в тесной связи с теми дискуссиями, которые ведут в последнее время не только в философских и научных кругах, но и среди широких кругов интеллигенции как в нашей стране, так и во всем мире вокруг проблемы "Человек — наука — техника", "Наука, этика, гуманизм". "


Цитаты )

papa_som: (Default)

Ч у ж е з е м е ц. Так что же предложить нам - хорошо известное, а вместе с тем
и маловажное, но допускающее объяснение ничуть не меньше, чем что-либо важное?
Например, рыбак, удящий рыбу,не есть ли он нечто всем известное и заслуживающее
не очень-то большого внимания?
Т е э т е т. Это так.
Ч у ж е з е м е ц. Однако я надеюсь, что он укажет нам путь исследования и
объяснение, небесполезное для того, чего мы желаем.
Т е э т е т. Это было бы хорошо.
Ч у ж е з е м е ц. Давай же начнем с него следующим образом. Скажи мне:
предположим ли мы, что он знаток своего дела, или же скажем, что он в нем
неискусен, но обладает другой способностью?
Т е э т е т. Уж меньше всего можно признать, что он неискусен.
Ч у ж е з е м е ц. Но ведь все искусства распадаются на два вида.
Т е э т ет. Как так?


Read more... )

papa_som: (Default)

Так вот, прими же или отвергни следующее. Когда мы говорим: “Человек вожделеет к тому-то”, скажем ли мы, что он вожделеет ко всему этому виду предметов или же к одним из них – да, а к другим – нет?
– Ко всему виду.
– Не скажем ли мы, что и любитель мудрости [философ] вожделеет не к одному какому-то ее виду, но ко всей мудрости в целом?
– Это правда.
– Значит, если у человека отвращение к наукам, в особенности когда он молод и ещё не отдает себе отчета в том, что полезно, а что – нет, мы не назовем его ни любознательным, ни философом, так же как мы не сочтём, что человек голоден и вожделеет к пище, если у него к ней отвращение: в этом случае он не охотник до еды, наоборот, она ему противна.
– Если мы так скажем, это будет правильно.
– А кто охотно готов отведать от всякой науки, кто с радостью идет учиться и в этом отношении ненасытен, того мы вправе будем назвать философом...
– А кого же ты считаешь подлинными философами?
– Тех, кто любит усматривать истину.


Read more... )

papa_som: (Default)
Сократ:
- Милый Критон, твое усердие стоило бы очень дорого, если бы оно было еще и верно направлено, а иначе чем оно больше, тем тягостнее. Нам надо обсудить, следует ли это делать или нет. Таков уж я всегда, а не только теперь: я не способен повиноваться ничему из всего, что во мне есть, кроме того разумного убеждения, которое после тщательного рассмотрения представляется мне наилучшим. А те убеждения, которые я высказывал прежде, не могу отбросить и теперь, после того как меня постигла эта участь; 
напротив, они представляются мне все такими же, и я почитаю и ценю то же самое, что и прежде. Если сейчас мы не найдем доводов лучше, чем эти, то, будь уверен, я с тобой ни за что не соглашусь, даже если бы власть большинства стращала нас, словно детей, еще большим количеством пугал, чем теперь, когда она нам преподносит оковы, казни и лишение имущества. Как же в таком случае разобрать нам это наиболее подходящим образом? Не вернуться ли сначала к тому, что ты говорил насчет мнений, и не посмотреть ли, верно ли мы говаривали неоднократно, что на одни мнения следует обращать внимание, а на другие – нет. 
Или это верно говорилось лишь в то время, когда мне еще не нужно было умереть, а теперь вдруг стало ясно, что так мы только говорили, а на деле это сущие пустяки? Я очень хочу, Критон, разобрать вместе с тобой, покажется ли мне это суждение хоть сколько-нибудь иным при моем нынешнем положении или все таким же, и отступимся ли мы от него или последуем ему?

papa_som: (Default)
А рассудим-ка еще вот как - велика ли надежда, что смерть есть благо? Умереть,
говоря по правде, значит одно из двух: или перестать быть чем бы то ни было, так
что умерший не испытывает никакого ощущения от чего бы то ни было, или же это
есть для души какой-то переход, переселение ее отсюда в другое место, если
верить тому, что об этом говорят. И если бы это было отсутствием всякого
ощущения, все равно что сон, когда спят так, что даже ничего не видят во сне, то
смерть была бы удивительным приобретением. Мне думается, в самом деле, что если
бы кто-нибудь должен был взять ту ночь, в которую он спал так, что даже не видел
сна, сравнить эту ночь с остальными ночами и днями своей жизни и, подумавши,
сказать, сколько дней и ночей прожил он в своей жизни лучше и приятнее, чем ту
ночь, то, я думаю, не только всякий простой человек, но и сам Великий царь нашел
бы, что сосчитать такие дни и ночи сравнительно с остальными ничего не стоит.
Так если смерть такова, я со своей стороны назову ее приобретением, потому что
таким-то образом выходит, что вся жизнь ничем не лучше одной ночи. С другой
стороны, если смерть есть как бы переселение отсюда в другое место и если правду
говорят, будто бы там все умершие, то есть ли что-нибудь лучше этого, о мужи
судьи?
papa_som: (Default)
[Четыре доказательства бессмертия души.  Аргумент первый: взаимопереход противоположностей] 
 - Хорошо, - промолвил Сократ. - Мне кажется, что теперь никто, даже комический поэт, не решится утверждать, будто я попусту мелю языком и разглагольствую о вещах, которые меня не касаются. Итак, если не возражаешь, приступим к рассуждению. 
 Начнем, пожалуй, вот с какого вопроса: что, души скончавшихся находятся в Аиде или же нет? Есть древнее учение - мы его уже вспоминали, - что души, пришедшие отсюда, находятся там и снова возвращаются сюда, возникая из умерших. Если это так, если живые вновь возникают из умерших, то, по-видимому, наши души должны побывать там, в Аиде, не правда ли? Если бы их там не было, они не могли бы и возникнуть; и если бы мы с полною ясностью обнаружили, что живые возникают из мертвых и никак не иначе, это было бы достаточным доказательством нашей правоты. Если же все это не так, поищем иных доводов. 

Read more... )
papa_som: (Default)
- Как же могут, Сократ, - засмеялась она, - признавать его великим богом те люди, которые и богом-то его не считают? 
 - Кто же это такие? - спросил я. 
 - Ты первый, - отвечала она, - я вторая. 
 - Как можешь ты так говорить? - спросил я. 
 - Очень просто, - отвечала она. - Скажи мне, разве ты не утверждаешь, что все боги блаженны и прекрасны? Или, может быть, ты осмелишься о ком-нибудь из богов сказать, что он не прекрасен и не блажен? 
 - Нет, клянусь Зевсом, не осмелюсь, - ответил я. 
 - А блаженным ты называешь не тех ли, кто прекрасен и добр? 
 - Да, именно так. 
 - Но ведь насчет Эрота ты признал, что, не отличаясь ни добротою, ни красотой, он вожделеет к тому, чего у него нет. 
 - Да, я это признал. 
 - Так как же он может быть богом, если обделен добротою и красотой? 
 - Кажется, он и впрямь не может им быть. 
 - Вот видишь, - сказала она, - ты тоже не считаешь Эрота богом. 
 - Так что же такое Эрот? - спросил я. - Смертный? 
 - Нет, никоим образом. 
 - А кто же? 
 - Как мы уже выяснили, нечто среднее между бессмертным и смертным. 
 - Кто же он, Диотима? 
 - Великий гений, Сократ. Ведь все гении представляют собой нечто среднее между богом и смертным. 
 - Каково же из назначение? 
 - Быть истолкователями и посредниками между людьми и богами, передавая богам молитвы и жертвы людей, а людям наказы богов и вознаграждения за жертвы. Пребывая посредине, они заполняют промежуток между теми и другими, так что Вселенная связана внутренней связью. Благодаря им возможны всякие прорицания, жреческое искусство и вообще все, что относится к жертвоприношениям, таинствам, заклинаниям, пророчеству и чародейству. Не соприкасаясь с людьми, боги общаются и беседуют с ними только черед посредство гениев - и наяву и во сне. И кто сведущ в подобных делах, тот человек божественный, а сведущий во всем прочем, будь то какое-либо искусство или ремесло, просто ремесленник. Гении эти многочисленны и разнообразны, и Эрот - один из них. 
papa_som: (Default)

"– Потом в жизни такого юноши, думаю я, трата денег, усилий и досуга на необходимые удовольствия станет ничуть не больше, чем на лишенные необходимости. Но если, на его счастье, вакхическое неистовство не будет у него чрезмерным, а к тому же он станет немного постарше и главное смятение отойдет уже в прошлое,b он отчасти вернется к своим изгнанным было вожделениям, не полностью станет отдаваться тем, которые вторглись, и в его жизни установится какое-то равновесие желаний: всякий раз он будет подчиняться тому из них, которое ему словно досталось по жребию, пока не удовлетворит его полностью, а уж затем другому желанию, причем ни одного он не отвергнет, но все будет питать поровну.

– Конечно.

– И все же он не примет верного рассуждения, не допустит его в свою крепость, если кто-нибудь ему скажет, что одни удовольствия бывают следствием хороших, прекрасных вожделений, а другие – дурных cи что одни вожделения надо развивать и уважать, другие же – пресекать и подчинять. В ответ он будет отрицательно качать головой и говорить, что все вожделения одинаковы и заслуживают равного уважения.

– Подобного рода люди именно так и поступают.

– Изо дня в день такой человек живет, угождая первому налетевшему на него желанию: то он пьянствует под звуки флейт, то вдруг пьет одну только воду и изнуряет себя, то увлекается телесными упражнениями; а бывает, что нападает на него лень, и тогда ни до чего ему нет охоты.d Порой он проводит время в беседах, кажущихся философскими. Часто занимают его общественные дела: внезапно он вскакивает, и что придется ему в это время сказать, то он и выполняет. Увлечется он людьми военными – туда его и несет, а если дельцами, то тогда в эту сторону. В его жизни нет порядка, в ней не царит необходимость: приятной, вольной и блаженной называет он эту жизнь и так все время ею и пользуется.

e– Ты отлично показал уклад жизни человека, которому все безразлично.

– Я нахожу, что этот человек так же разнообразен, многолик, прекрасен и пестр, как его государство. Немало мужчин и женщин позавидовали бы жизни, в которой совмещается множество образчиков государственных укладов и нравов.

– Да, это так."

papa_som: (Default)
Так вот, тирания возникает, конечно, не  из какого иного строя,  как из
демократии; иначе говоря, из крайней свободы возникает величайшее и
жесточайшее рабство.
Но думаю я, ты об этом не спрашивал, о том, какая болезнь,
встречающаяся в олигархии, так же точно подтачивает демократию и порабощает
ее. ...


Read more... )
papa_som: (Default)
"Демократия, на мой взгляд, осуществляется тогда, когда бедняки, одержав
победу, некоторых из своих противников уничтожат, иных изгонят, а остальных
уравняют в гражданских правах и в замещении государственных должностей, что
при демократическом строе происходит большей частью по жребию.
В демократическом государстве нет никакой надобности принимать участие
в управлении, даже если ты к этому и способен; не обязательно и подчиняться,
если ты не желаешь, или воевать, когда другие воюют, или соблюдать, подобно
другим, условия мира, если ты мира не жаждешь. И опять-таки, если
какой-нибудь закон запрещает тебе управлять либо судить, ты все же можешь
управлять и судить, если это тебе придет в голову. Разве не чудесна на
первый взгляд и не соблазнительна подобная жизнь?
Эта снисходительность вовсе не мелкая подробность демократического
строя; напротив, в этом сказывается презрение ко всему тому, что мы считали
важным, когда основывали наше государство. Если у человека, говорили мы, не
выдающаяся натура, он никогда не станет добродетельным; то же самое, если с
малолетства - в играх и в своих занятиях - он не соприкасается с прекрасным.
Между тем демократический строй, высокомерно поправ все это, нисколько не
озабочен тем, кто от каких занятий переходит к государственной деятельности.
Человеку оказывается почет, лишь бы он обнаружил свое расположение к толпе.

Read more... )

Profile

papa_som: (Default)
papa_som

February 2015

S M T W T F S
1234567
89101112 1314
15161718192021
22232425262728

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 21st, 2017 06:32 pm
Powered by Dreamwidth Studios